Замок


В высоком замке серых шпилей
Среди больших колонных зал,
Среди златого изобилия
И темных красок бледный граф
Не мог найти себе покоя;
Сомнения мучили его, -
Уж скоро свадьба, роковое
Принять решенье должен он.
И вот, преодолев преграду
Темно-багровых плотных штор,
Пройдя по утреннему саду
Он второпях вскочил в седло
Полдня скакал он в лес далекий,
За древний полусгнивший мост,
Чтобы гадалке синеокой
Задать волнующий вопрос.
Должно быть вот ее жилище -
Угрюмый, темный , мрачный дом.
Вошел он внутрь и увидел
Ту, что от всех скрывалась в нем..







Колдунья


Она была подобна фее
Из мира дивных снов и грез.
И огнем сказочным горели
Каскады рыжие волос.

— «Я слышал, дева, ты гадаешь» -
Промолвил изумленный граф,-
«Людские судьбы ты читаешь
Как книгу; если это так,
То я хочу, чтоб ты сказала
О жизни будущей моей.
Верна ли будет мне невеста?
Не был ли кто до свадьбы с ней?
Об этом коли мне расскажешь
Тебя я щедро награжу.
Но разве в том как карта ляжет
Не может быть то, что я жду?
Ты говоришь о том, что будет
Или творишь то, чему быть?
Ведь коли так, наверное можно
Расклад немного изменить!»

— «Увы, с фортуной шутки плохи
И карты заменять нельзя.
Кто нарушает их законы,
Того расплата ждет всегда.
Перехитрить их невозможно,
- Опасность ждет даже в любви.
Зачем ты хочешь знать все это?
Ведь ты не сможешь изменить
Ни буквы моего ответа;
Тебе придется с этим жить.
Зачем? Что если ты узнаешь,
что может через десять лет
Она другого повстречает
И тайно совершит побег,
Что если у нее до свадьбы
Бывали все твои друзья,
Или может быть узнаешь даже,
Целует кто ее сейчас..»

Внезапно граф ее ударил
Рукой наотмашь по лицу
И губы бледные дрожали
Его от злости, как в бреду.
Глаза безумием горели;
Он закричал: «Как смеешь ты!
Глаголить о моей невесте
Шутя, такие мерзости!
Как ты вообще посмела девка
Мне слово молвить поперек, -
Что я сказал, то должно делать;
Я преподам тебе урок!
Давай раскладывай пасьянс
свой И перестань меня пугать,
Иначе, рыжая, несчастной
Судьбы тебе не избежать!»

— «Перечить я тебе не стану
Скажу лишь, что в одном ты прав.
Судьба есть в том как карты лягут,
Но помни в чьих они руках.»

Он в гневе вновь ее ударил
И карты вылетев из рук
Кружась и красками играя
Весь пол усыпали вокруг.
Он бил ее кнутом, умело,
В лохмотья платье превратив,
Доступным взору сделав тело
Ее прекрасное в крови.
И графом овладела похоть, -
Остатки жалкие сорвав,
Он нежной насладился плотью
Печать невинности сломав.







Беспокойство


Вернувшись к ночи в мрачный замок
Бродил без сна среди колонн,
В тени причудливых решеток,
Под полной яркою луной.
А к утру разыгралась буря,
Сквозь был слышен плач и стон, -
То была скорбна Бэнши песня,
Средь узких стрельчатых окон.
Заснул граф только когда солнце
Уже блистало в вышине.
И спал пока на горизонте
Не засиял другой рассвет.







День Свадьбы :Костер


Настал день свадьбы, и с невестой
Пошел граф в церкви к алтарю.
Играл орган, звучали песни;
Пел хор как ангелы в раю.
Вдруг, словно взор чужой почуяв
Граф обернулся и застыл:
Вся в черном шла к нему колдунья -
Виденье дивной красоты.
И волны бархата играли
Подобно морю по ночам,
И кудри рыжие сверкая,
Струились по ее плечам.
Граф закричал: «Как ты посмела!?
Придти сюда в сей светлый день!
Я слышал ночью бэнши пела,
Должно быть по твоей душе;
На свадьбе траур не уместен,
Но черное тебе идет,
Клянусь на этом самом месте,
Что смерть тебя сегодня ждет!
Схватите ведьму и предайте
Для очищения огню, -
Только когда ее не станет
Я путь продолжу к алтарю!»

Толпа с восторгом закричала
И деву привязав к столбу
Напротив храма, вмиг создала
Большой костер. В густом дыму
В нем с треском заиграло пламя.
Толпа ревела веселясь:
Кидала палками, камнями, -
Последний пробил ведьмин час!







День Свадьбы :Пророчество


И из огня она вскричала
Перекрывая гул толпы:
«Хотел ты граф, чтоб погадала,
Внемли ж пророчествам моим! »

Граф безразлично улыбался
И равнодушно пил вино,
Но слух его поймать пытался
Средь шума все слова ее.

—«Твои грехи не называя
С собой в могилу унесу,
Никто о прошлом не узнает,
Но о грядущем я скажу:
Такой же ночью, как былая,
Но только ровно через год,
Когда часы пробьют двенадцать,
Уже, злодей, ты будешь мертв!
Ты этой ночью в битве встретишь
Своего злейшего врага
И во плоти живой узреешь
Свой самый сильный скрытый страх;
Но смерть из рук того ты примешь
Кого ты любишь больше всех,
Кому ты безоглядно веришь
И шлешь улыбки каждый день
Встречай свою судьбу убийца!
Прими пророчество мое;
Теперь тебе нигде не скрыться -
Судьба везде тебя найдет.
Прощай земля!» - и это были
Ее последние слова.
Навеки в пламени исчезли
Небесно-синие глаза.
И ветер черный разнес пепел
Никем не преданный земле.
А вскоре зазвучали песни
На графском, брачном торжестве.
И год спустя об этой свадьбе
еще любил болтать народ.
А о сожженной рыжей ведьме
Не вспоминал почти никто.

Шли дни, недели и сменили
Друг друга лето и зима.
И наконец опять настала
Унылой осени пора.







Роковая Ночь


Все чаще граф стал просыпаться
От снов тревожных по ночам;
День роковой все приближался,
И вот он, наконец, настал.
И ночью граф не стал ложиться, -
Супругу проводив ко сну,
Один стал полночь дожидаться
Глядя с волнением на луну.
Уже последняя минута,
А не случилось ничего
И граф довольно усмехнулся, -
«Глупец наивный, как я мог
Поверить в бред какой-то девки»
Уж стрелка замыкает круг,
Ну вот и полночь..Что такое?
Часы остановились вдруг!
И раздались шаги во мраке
Среди готических колонн.
По темным сводам эхо в страхе
Метнувшись испустило стон.
С мечом в руках вошел гость в залу
И с удивлением граф узрел
Того, кто с ним делил и славу,
И неудачи с детских лет.
«Ужели ты мой вестник смерти?
Своим не верю я очам!»

И друг смеясь ему ответил:
—«Да, я пришел убить тебя!
Тому виной твоя супруга -
Она свела меня с ума
И полюбили мы друг друга,
Встречались втайне от тебя;
Все началось еще со свадьбы, -
Оставив брачную постель,
Как ты уснул , она сбежала
В мои объятия скорей!»
Взревев граф вырвал меч из ножен
И крикнул «Защищайся пес!
Из нас один остаться должен,
Сегодня ночью ты умрешь!»







Битва


Клинки искрясь соединились
И зазвенела сталь о сталь;
Как два врага они схватились
В безумном танце закружась.
Сражались долго и упорно,
Но граф был все таки сильней
И оппонент бежал позорно
В одну из множества дверей.
Граф бросился за ним в погоню
И возле лестницы настиг;
Клинок сверкнул и он проворно
В чужую плоть его вонзил.
Раздался крик, но вдруг соперник
Его исчез и граф узрел,
Что меч вошел глубоко в тело
Его супруги. Обомлев,
Глядел он как она упала
Беззвучно на холодный пол;
Как из груди ее по стали
Багряная сочилась кровь.
В глазах ее застывший ужас
И удивление вместе с ним;
И граф услышал чей-то голос
Прорвавший толщу тишины:







Голос


— «Безумец! Что же ты наделал,
Убил невинное дитя!
Она одна тебя любила,
Всегда верна тебе была!
Твой злейший враг — твой норов буйный
Твоей крови горячей зов
Сильней чем разума глас спокойный,
- Ты чувствам гневным стал рабом!
Твой тайный страх — боязнь потери
Единственной свей любви:
Ты сомневался, ждал измены
И вот — ты сам ее убил!
Кошмар в реальность воплотился —
Ты потерял ее навек!
Приговорен ее убийца
За совершенный смертный грех.
Казни его свой рукою.
Хоть больше всех его любил,
Он за твоей стоит спиною
Ужели ты его простишь?»







Что Посеешь То И Пожнешь


Граф обернулся и увидел
В изящной раме золотой
большое зеркало, откуда
Смотрел на мир двойник его.
Стоял он долго потрясенный
Произошедшим и молчал.
Но взгляд вдруг сделался спокойным,
Улыбка тронула уста:
— «Хитро придумала ты ведьма,
Чтобы себя я сам убил,
Но проиграла ты сражение,
И я останусь средь живых.
Увидел свет мой разум острый
И смог тебя перехитрить, —
Убить, ведь это же так просто,
Убить себя, и все же жить!»
И граф, злорадно улыбаясь,
Над головою меч поднял,
Близнец зеркальный, отражаясь
Его движенья повторял.
Граф замахнулся и ударил —
Со звоном встретились мечи;
Один оставил зазеркалье,
Другой фантомный мир разбил.
И покатилась по осколкам
Блестящим графа голова;
И в тот же миг ожили стрелки
Застывшие на всех часах.
Двенадцать раз тогда пробило
И предсказание сбылось.
Но граф не лег в покой могилы,
А был развеян над землей;
Той ночью буря разразилась
И молния попав в окно
Останки вмиг испепелила,
А пепел ветром разнесло.
И ни креста, и не могилы,
Ни даже скромных похорон, —
С лица земли бесследно сгинул
И вскоре позабыт был он.
Колдуньи рыжей дух у замка
Является бывает все ж
И всем живым напоминает:
Что ты посеешь, то и пожнешь.

26 апреля 2001



vignette


наверх