СОНЕТЫ



1 «Just a game it surely be…»

2 «A poisoned blood …»

3 «Увы! Как жаль! …»

4 «Любить тебя- прекрасное созданье»

5 «Я твой навек…»

6 «Как жаль, что понял я так поздно…»

7 «Я не могу сказать…»

8 «Тебе, я знаю, безразлично…»

9 «Я все еще в себе храню…»

10 «Я обречен, мне некуда бежать…»

11 «Я слышу сердца стук в твоей груди…»

12 «Я вижу все в твоих глазах…»

13 «Зачем ты режешь мои вены…»

14 «В душе моей лишь хаос и смятенье…»

15 «Обожги меня огнём своей любви…»

16 «Любви твоей я не достоин…»

17 «Мир зеркалом души назвал глаза..»

18 «Ты для меня была…»

19 «Один день без тебя…»

20 «Я не знаю как назвать мне эту боль…»

21 «Сотни раз ходил я вдоль реки…»

22 «Что ты сделала красавица со мной…»

23 «Любил ли я кого-то до тебя…»

24 «Вот наконец-то мне…»

25 «Я так хочу тебя забыть…»

26 «Я слишком горд, чтоб на колени…»

27 «Вечерний темный час…»

28 «Как мог тебя я полюбить…»

29 «Вот и встретились два одиночества…»

30 «Как назвать, что происходит ….»

31 «Всего лишь день как мы с тобой…»

32 «Как ты могла подруга дорогая…»

33 «Гром грянул, небо потемнело…»

34 «Как можно жить так…»

35 «Все говорят, что нет у меня прав…»

36 «Мы разные как небо и земля…»

37 «Я слышу голоса : « зачем нам жить…»

38 «Кто знает как могло все быть…»

39 «Где и с кем ты нынче тратишь….»

40 «Не вижу выхода и гибну в лабиринте»

41 «Запах дыма витает в воздухе…»

42 «Хор пьяной сытости …» \25.05.2001\

43 «Бразды власти железной рукою…»

44 «Уйди слепое вдохновенье…»\8.06.2001\

45 «Меж нас гранитом встал…»\19.06.2001\

46 «Ожиданье, желанье кого-то, чего-то…»

47 «В глуби вод адамантом искрящихся…»

48 «Как будто чувствует природа…»\30.6.01\

49 «Сбегают вдоль стены…» \ 21. 08. 2001\

50 «Не говорите слово «честь»….» \17.10.01\

51 «О леди, Вас я не достоин…»\17.10.2001\

52 «Я жду когда весна ….» \05.2003\






I


Just a game it sure to be
But why this heartache I do feel?
Why jealousy does boil my blood
When she just looks at not my side
I do like everything she does
I'm ready to be anything she loves
But she will never be mine, Alas
For with the other one she's in love
I question why? Why did you do it?
These words and kisses were the lie
D'you know what its like to feel it?
When your heart's tattered and pulled out
I won't cry and you won't regret
You won't remember, I'll never forget.

​ ​ ​






II


A poisoned blood run in mine suffered veins
A taste of venom is still on mine lips
The taste of honey of the serpent's kiss
of thy sweet lips so sweet and deadly taste
Wherefore you took my bright soul to waste
Seductress! Demon! Dwellin' place of sins!
So beautiful the angelical fiend
So young and tender – crufty cruel beast
White featherd dove black raven in disguise
The ravenous dark in the gardens of delight
My heart inflames at the sight of you
Thy touch doth burn my skin with fire of love
and like a rose I'm fading in bloom
In sweet love's poison now I slowly die

​ ​






III


Увы! Как жаль! Но мне с тобой не быть
Не для меня огонь очей прекрасных.
Вновь дни и ночи трачу я напрасно
Не в силах разлюбить и позабыть.
Я вновь и вновь ищу с тобою встреч,
А после вспоминаю с наслажденьем
Твой каждый взгляд и слово, и движенье,
Чтобы навек их в памяти сберечь.
А по ночам томлюсь я в ожидании,
В мученьях сладких и в объятиях грез;
В пустых мечтах, надеждах и страданьях,
Не находя ответа на вопрос:
Зачем ловлю я снова взгляд прекрасный,
Ведь точно знаю — это все напрасно.

​ ​






IV


Любить тебя - прекрасное страданье.
Прекрасен день и одинока ночь.
Я ни наград не жду, ни наказанья,
Хочу тебя лишь видеть вновь и вновь.
Зачем? Ведь знаю я, что твое сердце
Уже навек другому отдано,
Но не могу с тобою я простится,
И только боль приносит мне любовь.
Не для меня зажегся взгляд твой страстный
И ночью стон в груди твоей звучал,
И голос твой, столь милый и прекрасный,
Слова любви шептал не для меня.
Зачем? Не знаю и не понимаю,
Как мотылек я вновь лечу на пламя.

​ ​






V


Я твой навек, всецело в твоей власти
Я убегаю, чтоб вернуться вновь.
Ревную так, что кровь кипит от злости,
Но пламенем горит во мне любовь.
Увы, я знаю, страсть моя напрасна,
Но не могу я не любить тебя.
Уж лучше взгляд холодный и бесстрастный
Чем жить на свете вовсе без тебя.
Моя звезда любви во мраке ночи;
Рассветный луч разбивший клочья тьмы;
Ты солнца свет мерцающий сквозь тучи,
В пустыне огненной ты мой глоток воды.
Я твой, всегда, пусть даже не любим
Я умереть готов у ног твоих.

​ ​






VI


Как жаль, что понял я так поздно
Мы слишком разные с тобой.
Ты видишь тьму, я вижу звезды,
Ты слышишь стон, я слышу боль.
Я слышу плач в небесных слезах,
Ты говоришь, что это — дождь.
Мой Вавилон в туманных грезах
Ты называешь словом «ложь».
Мы видим вещи в разном свете,
И разный смысл в одних словах.
Твой путь лежит в огонь рассвета,
Мой — в окровавленный закат.
Твоя любовь лишь страсть и плоть,
Моя — тоска и в сердце боль.

​ ​






VII


Я не могу сказать тебе, прощай.
Я не желаю, не хочу с тобой разлуки
И как слепой протягиваю руки,
Но вновь ты ускользаешь от меня.
Как света луч нельзя поймать рукой
Тобою можно только любоваться;
Как пламенем, смотреть но не касаться;
Готов ли я сгореть за ночь с тобой?
Твой свет волшебный манит за собой
И я не в силах отвести свой взгляд.
Душа моя не ведает покоя
С тобою больно, больно без тебя,
Ты словно ветер реешь надо мною
Все время рядом и все ж не со мною.

​ ​






VIII


Тебе, я знаю, безразличны
Мои слова, мои мечты.
Но твои чары безграничны
И разум мой пленила ты.
Не нахожу себе покоя
Как щепка в бурном вихре вод
Забыв навек про все мирское
Затянут в чувств водоворот.
И вновь в дождливой мгле туманной
Я вижу пламень твоих глаз,
Слышу как с губ твоих желанных
Слетают шепотом слова.
Все, что оставила мне ты -
Мои надежды и мечты.






​IX


Я все еще в себе храню
Тепло твоих волшебных рук,
Жар поцелуя твоих губ -
Я все еще тебя люблю!
Зачем же так жестока ты
Ведь понимаешь мою боль,
Но все ж играешь эту роль
Чем честь сию я заслужил?
Ты до конца не осознала
С каким пожаром ты играла
От коей страсти отказалась
Себя другому отдала.
Я б все отдал и плоть и душу
Ради любви, ради тебя.

​ ​






X


Я обречен, мне некуда бежать.
Везде я слышу твой зовущий голос
Луч зари срывает ночи полог
Взгляд жжет мои ослепшие глаза.
Я вновь лечу на этот яркий свет.
Я не могу тебе сопротивляться
И жажду пасть и больше не подняться
Со всех сторон я слышу громкий смех.
Я прахом становлюсь у ног твоих
Сгораю и из пепла возрождаюсь
И мука длится вечно продолжаясь
Страданьем наполняя каждый миг.
Позволь мне оторваться от земля
Или сожги огнем своей любви.






XI


Я слышу сердца стук в твоей груди
Я отдаю тебе свое дыхание;
В моей руке тепло твоей руки,
Мы разделяем счастье и страданье,
Мы вознесли свою звезду любви
На сумрачный покой небес мечтаний,
Чтоб одиноким душам осветить
Их путь сквозь бури разочарований.
Увы, но мне узреть не суждено
Тот сладкий миг сердец их единения,
Когда исполненные радостным волнением
Они вдруг станут мужем и женой
Поскольку человек я, а не бог,
А это — мир моих безумных снов.

​ ​






XII


Я вижу все в твоих глазах -
Ты все прекрасно понимаешь,
В душе как в книге ты читаешь
И знаешь как люблю тебя.
Но, даже если мы вдвоем,
Мы, каждый роль свою, играем:
Ты будто бы не замечаешь,
А я как будто не влюблен.
Кто автор сей нелепой пьесы
И чем закончится она?
А впереди одни вопросы
И я боюсь того, что там.
Как я узнать хотел бы все,
Что сердце ведает твое.

​ ​






XIII


Зачем ты режешь мои вены
Ножом своих холодных глаз?
Зачем терзаешь мое сердце
Ты стрелами колючих фраз?
Зачем к чужим губам прильнули
Твои горячие уста?
Ты причиняешь столько боли,
Я так измучен и устал.
Ты рвешь на части мою душу
Хоть пламя в ней зажгла сама.
За что, скажи, я так страдаю
Моя холодная звезда?
Я до сих пор не понимаю
За что я так люблю тебя!

​ ​






XIV


В душе моей лишь хаос и смятенье,
Круженье мыслей, безответных чувств.
Глубины черных вод реки забвенья,
Как я хотел бы пасть в их пустоту!
Оставить боль, что в сердце поселилась
И погасить навек любви огонь,
В привычных к боли венах чтоб разлилось
Тепло не разжигающее кровь.
Увы реальность грубою рукою
Развеяла мой сладостный дурман
И захлестнули сердце волны боли
Стремясь к недостижимым берегам.
Как я хотел бы, чтобы твой обман
В любви растаял, как утренний туман.

​ ​






XV


Обожги меня огнем своей любви
Я готов сгореть и пеплом стать
И гонимый ветром улететь
Прочь с твоих прекрасных нежных глаз.
Раствориться в хмурых небесах
И упасть в хрустальных слез поток
Ласковыми каплями дождя
Целовать твое красивое лицо.
Прорасти цветком у ног твоих,
Сорванным быть милою рукой,
Увядая радовать взор твой;
Высохнуть и превратится в пыль
И остаться навсегда с тобой
За окном клубясь по мостовой.

​ ​






XVI


Любви твоей я не достоин
Я не могу как ты любить.
С тобой мы слишком не похожи
Я одиноким быть привык.
Ты не найдешь со мною счастья
Ты — свет, я — тьма, огонь и лед.
Я вижу все и понимаю,
Чего ты хочешь, что ты ждешь.
Я не способен к таким чувствам
Каких полна твоя душа.
Ты так чиста и непорочна
Ты слишком, слишком хороша.
Ведь ты все это понимаешь,
Зачем же ты не отступаешь?

​ ​






XVII


Мир зеркалом души назвал глаза,
Но я в твоих не вижу отраженья;
Все сокрывает голубой туман
И вновь мне душу мучают сомненья.
При свете звезд ты так со мной близка,
Что слышу я как бьется твое сердце;
Но солнца луч окрасит облака
И ты становишься опять такой как прежде.
Как будто не с тобой делил я ночь.
Так холодна ко мне и безразлична,
Зачем ты так обманчива, двулична?
Открой мне сердце, мне терпеть невмочь;
Иль пусть на землю тьма придет навечно,
А солнца свет навек уходит прочь!

​ ​






XVIII


Ты для меня была и есть пока — загадка.
Я не могу взглянуть во глубь твоей души.
Могу я лишь мечтать о поцелуе сладком
Как я хотел бы знать, что ты таишь внутри.
Не в силах ни сорвать, ни приподнять завесу,
Ни солнца бросить луч в таинственную мглу,
Ищу ответы я, а нахожу вопросы,
Ныряя в глаз твоих морскую синеву.
Чего мне дальше ждать? Позволить жить надежде?
Или сказать «прощай» несбыточной мечте?
Проходит день за днем, задумчиво как прежде
Прядь вьющихся волос ты теребишь в руке;
Свет лунный серебрит края твоей одежды
И молча мы сидим на берегу реки.

​ ​






XIX


Один день без тебя бесконечно был долог.
Как мне выдержать следующих три?!
Опустила на мир ночь свой бархатный полог
И у глади реки я один.
Вспоминаю с тоской наши ночи вдвоем
Они были как миг коротки.
И теперь это время мне кажется сном,
А реальность жестока, увы;
Я не в силах понять как я жил без тебя
И за что мне такая судьба
Я мечтаю увидеть твой ласковый взгляд,
Я хочу чтоб была ты навеки моя,
Чтобы тихо сказала, что любишь меня.
Ты мне стала как жизнь дорога.

​ ​






XX


Я не знаю как назвать мне эту боль.
Я актер и я всегда играю роль,
Но я искренне глаголю про любовь,
Мое сердце стонет вновь и вновь.
Думал я все знаю о любви,-
Неужель я раньше не любил?
Как сложно все же наш устроен мир,
Сколько в себе тайн жизнь таит,
Но еще больней осознавать,
Что мой путь в ней вписан без тебя.
Одиночество — не время, а судьба;
Как горящая во мгле ночи звезда
Этот мир, увы, не для меня,
Но я так хочу любить тебя.






XXI


Сотни раз ходил я вдоль реки,
Видел эти звезды и луну,
И огни на дальнем берегу,
И деревьев стройные полки.
Я иначе вижу все теперь,
Я познал здесь счастье быть с тобой.
Этот брег стал для меня мечтой,
Словно отпер запертую дверь.
Тускло светят нынче ночью звезды
И с тоской шевелится листва,
И печально шепчут дерева.
Тихо этой майской ночью поздней;
Грустно катит воды вдаль река -
Все как прежде, только без тебя.

​ ​






XXII


Что ты делаешь красавица со мной?
Я навеки потерял покой
И один на берегу стою я
Весь наполнен грустью и тоской.
Вот и место то где мы сидели
Лишь вчера, а будто так давно.
Мы смеялись весело, шутили,
Нам обоим было так тепло.
А теперь здесь пусто, безотрадно,
Веет холодом от сиротливых волн;
Голос твой любимый и желанный
Слышится мне в шепоте речном.
И лицо твое встает передо мной
Полной озаряемо луной

​ ​






XXIII


Любил ли я кого-то до тебя?
Я думал да, но как я ошибался.
Подобных мук я прежде не знавал,
А лишь вчера с тобою я расстался.
Любимая, как тяжко без тебя.
Как мне нужны твои любовь и ласка.
Я простираю руки , чтоб обнять
Тебя, о как мне былью сделать сказку?
Брожу как призрак, тень среди людей
И ничего вокруг не замечаю.
Лишь тягостные вздохи грудь рождает
И все вокруг в какой-то полутьме;
Надеюсь, жду и о тебе мечтаю
И вижу нежный образ твой во сне.

​ ​






XXIV


Вот наконец-то мне хоть что-то стало ясно.
Зачем же столько дней ты мучала меня?
В полночной тишине все было так прекрасно,
Я так мечтал своей любимой тебя звать.
Я больше никому теперь уже не верю,
привыкший быть один и в том моя стезя;
За многие года я уж привык к потерям,
Но никогда, наверное, мне не забыть тебя.
Меня никто не ждет, я никому не нужен,
но от судьбы такой я раньше не страдал.
Теперь тобой огонь в душе моей разбужен;
Ради любви твоей пол-жизни б я отдал!
Любви не ведал я, пока тебя не встретил
Ты мне дороже всех, всех женщин в мире этом!

​ ​






XXV


Я так хочу тебя забыть,
Но ты всегда со мною рядом.
И смотрит небо твоим взглядом
Твой голос в ветре говорит.
Я не ищу с тобою встреч,
Но ты всегда передо мною
И я не ведаю покоя.
Коль счастье не сумел сберечь.
Исполнен разум тяжких дум
Зовет к себе речная глубь
И рвется сердце на свободу
Взлететь с моста и утонуть
Прервать навек свой тяжкий путь
Иль крест свой несть смирившись с болью?

​ ​






XXVI


Я слишком горд, чтоб на колени встать,
Чтоб за тобою бегать и искать.
Все кончено, ты ясно дала знать.
Судьба моя страдать, любить и ждать.
Я буду бесконечно одинок
Покуда длится 'тпущенный мне срок.
Остался в стороне тех чувств поток.
Урок любви был горек и жесток.
Но не забуду никогда тебя.
Я буду вечно ждать твоей любви.
Пока смерть не придет забрать меня.
Ты будешь в моем сердце, ты одна!
Я буду твой, ты только лишь вернись.

​ ​






XXVII


Вечерний темный час, уже взошла луна.
Сижу я у реки; мне ночью не до сна.
Я снова одинок, душа моя в тоске,
Прибой смывает имя твое на песке.
Ты бросила меня во мрак на волю волн
И рвется из груди столь непривычный стон.
Я даже не успел тебя поцеловать
И вот теперь уже, опять ты не моя.
Не нужен никому, покинут не любим,
Я вопрошаю в ночь, но тьма опять молчит.
Как быстро все прошло, тебя я потерял;
Лишь только боль в мое ты сердце принесла.
Хоть имя на песке проглочено водой,
Ты в сердце навсегда останешься со мной.

​ ​






XXVIII


Как мог тебя я полюбить,
Мы слишком разные с тобою.
Не суждено нам вместе быть
И твое счастье не со мною.
Прошу сама меня забудь,
Не в силах я с тобой расстаться.
С тобою быть я не могу,
Тебя не должен я касаться.
Ты не моя судьба и я
Поверь, увы, не твой избранник,
Я вечно одинокий странник
И путь мой в жизни без тебя.
Зачем тяну я с расставаньем
Как я могу любить тебя!?

​ ​






XXIX


Вот и встретились два одиночества,-
Ты сказала целуя меня.
И теперь расставаться не хочется,
Хоть и знаю иначе нельзя.
Мимо любящих пар мы проходим,
Мимо окон светящих в ночи.
Мы вдвоем, но мы все ж одиноки
Среди этой, нам чуждой любви.
Но я рад, что с тобою мы вместе,
Хоть нет места для нашей любви,
Но люблю я тебя как невесту
Пока наши едины пути
И холодною темною ночью
Тепло рук твоих греет мои.

​ ​






XXX


Как назвать что происходит между нами
Я ведь точно знаю — это не любовь.
Пусть делили мы постель и целовались
И я рад всегда тебя увидеть вновь.
Пусть я не был никогда ни с кем так счастлив
И любовных ласк таких не знал.
Никогда я не любил так прежде, страстно
Никого так сильно не желал.
Но при этом никогда еще не видел
Столь похожих и столь разных двух людей.
Наши судьбы, наши жизни так похожи,
Но дороги столь же далеки.
Никогда нам не понять с тобой друг друга.
Нам, увы, не суждено быть вместе долго.

​ ​






XXXI


Всего лишь день как мы с тобой расстались,
А кажется минула сотня лет.
И сердце переполнено страданьем,
Сто раз я будто умер и воскрес.
Уныло, горько, пусто, безотрадно, -
Схожу с ума от грусти и тоски.
Терзает душу совесть беспощадно,
Воспоминания рвут сердце на куски.
Перевернулось все в одно мгновенье
И похоронный звон сменил твой смех;
Наш край любви стал выжженною степью -
Ворвалась ложь неся с собою смерть.
И все погибло, смолкло птичье пенье,
И наше счастье предано забвенью.

​ ​






XXXII


Как ты могла подруга дорогая
Которой доверял, меня предать?
Как змий обманом изгнала из рая,
Ты, от кого не смел я ожидать!
Твоя рука запретный плод давала
Моей любви, по капле, день за днем;
С улыбкою ей яду подливала
Ведь знала, что расплата ждет ее.
Она тебе одной лишь доверяла.
Быть может тайной зависти полна
Ты оттого, что счастье потеряла,
Хотела,, чтоб лишилась и она?
Как можешь ты теперь в глаза смотреть мне?
Ведь я ее одну люблю на свете.

​ ​






XXXIII


Гром грянул, небо потемнело и слезы потекли из глаз —
Я жил иллюзией, надеждой, что не наступит этот час.
Но ты ушла, а я остался идти по снегу в никуда.
Теперь один и точно знаю — другой не будет никогда.
И что бы дальше не случилось — уже как прежде не бывать.
О прошлом счастье мне осталось, лишь ночью с грустью вспоминать.
Любовь осталась, но погибло то, что питало ее огнь
Убита вера! Ложь открылась и стала каменной стеной.
Как дальше жить, какой дорогой идти сквозь судеб лабиринт?
Ведь слово правды есть основа на коей храм любви стоит.
Теперь ты делай все, что хочешь, лишь ничего не обещай.
Свободна ты и я не стану тебе хоть что-то запрещать.
Не знаю я смогу ли вновь еще когда-нибудь поверить;
Откроет ли моя любовь навек закрывшиеся двери.

​ ​






XXXIV


Как можно жить так, я не понимаю,
Мы расстаемся на один лишь день.
Заходит солнце, а я уже не знаю
Что делаешь ты, где и с кем теперь.
Все от того, что не могу я верить
В твои слова, в деяния твои,
И гложет сердце черный червь сомненья,
Пульс сотен мыслей больно бьет в виски.
Проносятся виденья пред глазами,
Но лица размываются слезами
И в буйстве красок не найти ответ.
Как возродить доверие меж нами
В то, что слова подкреплены делами,
Все только хуже, а ответа нет.

​ ​






XXXV


Все говорят, что нет у меня прав
Лишать потомков прадедов наследства.
Лишь только в них свой образ воссоздав
Оставить можно в мире свое место.
А есть ли право обрекать детей
На жизнь в агонии мучительной до смерти?
Дав пепелище им взамен полей,
Изгадив все, что есть на белом свете.
И да простят меня чей род я прерываю
И те кого вовеки не узнаю,
Но я один вхожу в последний век.
Я не хочу, чтобы они страдали
И жизнь ежеминутно проклинали
И звались грязным словом — человек!

​ ​






XXXVI


Мы разные как небо и земля
Во всех своих желаньях и стремленьях;
И трещину меж нас день ото дня
Все глубже раз'едает мгла сомненья.
Прошла очарования пора,
И радужную сказку явь сменила,
Прогнал с глаз долой любви мираж,
И саваном иллюзии накрыла.
Открылось, что не твой, увы, я принц,
А ты - не та о коей я мечтаю, -
Но в хороводе равнодушных лиц
Как будто также нежно обнимаю.
Я лгу себе и ты, я знаю, тоже, -
Пожалуй только в этом мы похожи.

​ ​






XXXVII


Я слышу голоса «Зачем нам жить
Ведь жизнь глупа, бессмысленна, жестока»
На это я отвечу им, что жизнь
Такая, какой видит ваше око.
Я златом не богат и не стремлюсь
К признанью и известности всемирной,
И к смерти я на бал не тороплюсь,
Хотя порой бьет больно небо в спину.
Когда иссякнет жизненный родник
Весь опыт мой оставлю я потомкам.
Все то, что по дороге я постиг,
И то, что мир не дал мне молвить громко.
В стихах и песнях знания храня
Останется навеки жизнь моя.

​ ​






XXXVIII


Кто знает как могло б все быть
Реши иначе я тем утром -
Позволил я тебе уйти
покой не ведал с той минуты.
Ты квинтэссенция мечты
Явившаяся в мир телесный;
Я грезил о такой как ты
В тоске любви слагая песни.
Былого вспять не воротить
Надеюсь лишь, что все на благо;
Ведь может красота таить
В себе порок и адский пламень.
Я не вкусил плода очарованья,
Но не познал и разочарованья.

​ ​






XXXIX


Где и с кем ты нынче тратишь
Светлу молодость свою?
И кому сегодня даришь
Ты свой смех, любовь свою?
Я далек от жизни пира,
Он проходит стороной;
Слышен гром далекий мира,
Видно вспышки в тьме ночной. -
Радость молодости буйной,
Хор из тысяч голосов
Набегает эхом словно
Волны моря на песок;
Будто мерный шум прибоя
Разделившего нас с тобою.

​ ​






XL


Не вижу выхода и гибну в лабиринте.
В сетях событий и в оковах чувств.
Как призрак в серых мрачных коридорах
Блуждаю. Взгляд потухший мой стал пуст.
Несчастье не приходит в одиночку:
Хоть бьет не сильно, но со всех сторон.
Кружась в тумане потерял дорогу;
И рядом слышен похоронный звон.
Куда-нибудь, но шаг я должен сделать,
Рубеж хоть труден, но преодолим.
Про смерть ни слова до земли могилы.
За Рубикон! Обратно нет пути.
Что за чертой? Пугает неизвестность,
Но ждать судьбу страшнее; и нелепо.

​ ​






XLI


Запах дыма витает в воздухе,
Ветер западный веет холодом;
Веет болью, слезами, грозами,
Обручает со смертью смолоду.
Над Россией летит буревестником,
Черной тенью орла двуглавого,
Видно страшное время близится
Где закон попирает слабого.
Топчет власть сапогом казарменным
Вольнодумцев инакомыслящих;
Уже двери крестами мечены,
Злом горят глаза молча-страдающих.
Тучи низко нависли темные
Над страной, похоронно безмолвные.

2001

​ ​






XLII


Хор пьяной сытости нестройно завывает
над нищетою грязных городов;
Бездушно землю болью засевает,
Насилуя подошвой сапогов.
Стервятники терзающие тело
Необозримой матери своей.
Марают. Гадят. Рвут на части смело -
Просторов хватит до конца их дней.
Везде стремясь свой грязный след оставить,
В разгульной оргии разрушат все вокруг;
Хоть не умеют этим царством править,
Но и другим его не отдадут.
И песнь застольная летит над пепелищем,
Над злой толпой голодною и нищей.

​ ​






XLIII


Бразды власти железной рукой
Взял правитель взойдя на престол.
И с усмешкой злорадной, пятою
Он попрал, в прах повергнув, закон.
Встав свободе ногою на горло,
Сеть раскинув паучью вокруг,
Стал высасывать жизнь из народа,
Хлеб у нищих хватая из рук.
За метал умирать на чужбине
Отправляя невинных людей,
Где ждала их бесславная гибель
В бесконечной, позорной войне.
Во дворце его пир разнузданный,
Горит жадностью взгляд необузданной

​ ​






XLIV


Уйди слепое вдохновенье,
Твой ложный блеск ведет в тупик.
Рождает мертвыми идеи;
Бесплодны мысли и мечты.
Поэт растрачивая гений
На сим подобные стихи,
Лишь губит свой талант и время, -
Творец не создан для любви.
Мираж чарующий - безумен.
Тоской краса поражена.
Взмыть ввысь сей голубь не способен;
Дрожат два немощных крыла.
Оставь меня, навеки уходи, -
Я отрекаюсь от земной любви.

​ ​






XLV


Меж нас гранитом встал барьер непониманья.
Ты говоришь, но я не слышу голос твой.
По крохам в мраке лет, я собирала знания
И истины колосс всходил передо мной.
Различными теперь мы движемся путями,
На разных языках как будто говорим.
Ни в чем не виноват ты — я теперь другая;
Иль измени себя, иль прочь навек уйди.
Вонзив свой взгляд в туман над бездной временною
Широко распахнув испуганны глаза
Гляжу как тяжело ступая, чередою,
Столетий исполины проходят в никуда.
И вижу я, что стыд на лицах их застыл
За то, что человек собой их омрачил

​ ​






XLVI


Ожиданье, желанье кого-то, чего-то,
Мученья, терзанья — за что, за что так?
Влажно и липко от пота, от страсти.
Беспомощность. Похоть. Тоска и несчастье.
Безумие плоти, рассудка затменье.
И льется по венам огонь вожделенья.
Беснуется сердце в припадке конвульсий.
Сквозь ночь, с дрожью, ищут плоть жадные руки.
Слетает протяжный стон с губ обреченных,
Разверстых как чующий свет бутон розы.
Спаси свою душу из жаркого плена!
Дай разуму власть над сердцем и телом,
Лишь тот, чье сердце заперто для чувств
Свободен и открыт для песен муз.

​ ​






XLVII


В глуби вод адамантом искрящихся
Тонет яхонт с небес сорвавшийся;
Плавит вечер в багровом пламени
Погружаясь в поток окровавленный.
Туч покров нависает клочьями;
Свет лучами в прорехах сумрачный.
Край восточный лазурью светится;
Облаков белых волны пенятся.
Серой тенью крадется по небу
Ночь. С Оби потянуло холодом.
Звезд огни в вышине появляются,
И на зеркале вод качаются
В ярких красках закат догорает.
Гаснут сумерки — тьма наступает.

​ ​






XLVIII


Как будто чувствует природа
Печаль и грусть души моей:
Сокрылось солнце с небосвода
За пеленой ненастных дней,
И дождь оплакивает словно
Судьбу несчастную мою.
Уныло. Пусто. Одиноко.
В холодном сумраке стою.
Настала осень среди лета
Тоскою землю заразив.
Больная радость бродит где-то
Страданьем счастье обрядив.
Лишь разум о грядущем помышляет,
А сердце о минувшем дне вздыхает.

​ ​






XLIX


Сбегают вдоль стены гранитные ступени
Скрываясь в глубине под мутною водой.
Колышется прибой, качает клочья пены
И слизывает с камня желтый лист волной.
Рассвет лучи раскинув над серыми домами
Златистой орифламмой в туманной мгле повис.
По набрежной высокой, из'еденной годами
Со щебетом снуют все стайкой воробьи.
Ступает еле слышно осень чаровница:
Все доле ночь- слабее блеск коротких дней.
Готовятся древа в багрянец облачится,
А стаи перелетных птиц умчаться прочь.
Гуляет легкий ветерок вдоль парапета
Последних летних дней теплом согретый.






L


Не говорите слово «Честь»,
Не оскверняйте светлый образ,
Его красивый гордый голос
В пучине лжи давно исчез.
Не говорите про Любовь -
Она вам ведома едва ли,
Вы ей лишь грех свой прикрывали -
Кипящую в желанье кровь.
Не говорите «Человек»
Из ваших уст так это гнусно
звучит, как будто богохульство
Нет! Не по вам его венец
Сперва свой крест обняв взойдите в гору
И напоите кровью с рук природу!

​ ​






LI


О леди, Вас я не достоин -
Я не рожден был для любви;
Дать счастье Вам я не способен,
Лишь боль могу я принести.
Поверьте, если б только мог я,
Я б не колеблясь жизнь свою
Вам посвятил. Я все бы отдал:
Все что создал и сотворю;
Я б продал душу Люциферу
Когда бы он существовал!
Всю жизнь о Вас я лишь мечтал
И сам себе не смел поверить
Когда вас встретил в самом деле,
И нежно в губы целовал.

​ ​






LII


Я жду когда весна холодным ветром возвестит
О том, что лету уже больше не бывать.
Я жду когда земля вдруг под ногами задрожит,
Разверзнет чрево — не рождать, но убивать.
Я жду когда война крылом огня сметет кресты
И втопчет в прах обитель лжи навек.
Я жду когда дитя сожжет своих дедов мосты
И средь людей родится — Человек!
Давая будущему жизнь — все прошлое умрет
И идолов своих с собой в небытие возьмет.
Возможно «Завтра» лишь тогда, когда умрет «Вчера»
Ничто не вечно, все пройдет когда придет пора.
Кромсает камень созидатель безжалостным резцом, -
Всегда тот разрушитель, кто становится Творцом.



vignette


наверх